]
+7(499) 611-82-79 Офис СПБВ
+7(917)107-58-08 Кондратьева Алена - Президент СПБВ
+7(977)251-04-85 Яльцева Екатерина - Исполнительный директор

Производители воды написали «Ростеху» и Минсельхозу о ненужности маркировки

Спор о доле подделок

Союз производителей бутилированных вод (СПБВ) попросил главу «Ростеха» Сергея Чемезова объяснить, откуда взялись озвученные им цифры о количестве фальсификата питьевой воды в России на уровне 30%. Письма с просьбой предоставить соответствующие данные президент союза Алена Кондратьева направила Сергею Чемезову и заместителю министра сельского хозяйства Оксане Лут 29 июля (копии писем есть в распоряжении «Открытых медиа», Кондратьева подтвердила их подлинность).

Чемезов 22 июля на встрече с президентом Владимиром Путиным заявил, что процент фальсификата на рынке питьевой воды в среднем по России составляет 25−30%, а в некоторых регионах и вовсе достигает 80%. Однако эксперты отрасли с этой оценкой не согласились: по их словам, доля фальсифицированной продукции на рынке питьевой воды составляет всего 5−7%.

«В Союзе производителей бутилированной воды имеются сведения о фальсификации природной минеральной воды Ессентукского месторождения под торговыми марками „Ессентуки“, доля рынка которых незначительна, — пишет Кондратьева. — По данным СПБВ и розничных сетей, наиболее подделываемыми были природные минеральные воды под ТМ Ессентуки № 4 и № 17, что составляет незначительную часть общего рынка всех видов воды. В настоящее время контрафакт минеральной воды „Ессентуки“ снизился на 90% и практически устранен силами розничных сетей».

Таким образом, борьба с фальсификатом «Ессентуков» не требует тотального введения обязательной маркировки для всех производителей минеральных вод, а требует наведения порядка при учете водозабора из скважин и доведения до розничных сетей реестра легальных производителей и объемов их производственной мощности, делает вывод Кондратьева.

Кроме того, в СПБВ считают, что введение обязательной маркировки приведет к дополнительным затратам производителей. Поэтому лучшим решением для отрасли будет введение добровольной цифровой маркировки. Через год после эксперимента стоит рассмотреть, целесообразно ли усиливать меры по борьбе с фальсификатом, уверена Кондратьева.

В обращении к Оксане Луг СПБВ также просит провести рабочее совещание с представителями отрасли и розничных сетей для обсуждения поставленных вопросов.

«Ростех» не согласен

В пресс-службе «Ростеха» «Открытым медиа» подтвердили получение письма от СПБВ. Просьбу прокомментировать это письмо «Ростех» адресовал Центру развития перспективных технологий (ЦРПТ) — оператору единой национальной системы цифровой маркировки («Ростеху» принадлежат 25% компании).

По словам представителя ЦРПТ, проблема фальсификации питьевой бутилированной воды многократно выносилась на обсуждение органами власти, производителями и отраслевыми ассоциациями. «Свои оценки по объему контрафакта, не противоречащие данным „Ростеха“, в разное время давали производитель минеральной воды „Холдинг Аква“, ассоциация „Антиконтрафакт“, Роспотребнадзор, Совет Федерации, Государственная дума, МВД и другие», — говорится в ответе ЦРПТ.

В ЦРПТ считают, что проблема фальсификации охватывает весь рынок питьевой бутилированной воды. «Установить, откуда вода попадает в бутылку, практически невозможно, — говорит представитель ЦРПТ. — Никто не будет спорить, что питьевая вода неизвестного происхождения — это прямой риск для здоровья потребителей».

Что касается увеличения расходов производителей, то в ЦРПТ считают, что на момент внедрения оборудования для маркировки бизнес понесет определенные операционные затраты, но уже через год-два эти вложения окупятся и приведут к дополнительным доходам. «Экономические расчеты говорят, что снижение доли незаконной продукции на 50−60% приводит к росту выручки легальных производителей: от 50−100 млрд руб. на отрасль (при доле незаконного оборота 5−10%) до 200−250 млрд руб. (при доле 45−50%). Поэтому маркировка выгодна любой компании, которая работает „в белую“. Кто пострадают, так это производители контрафакта и „серые“ игроки, которые сегодня говорят о минусах маркировки», — объясняет представитель ЦРПТ.

Кроме того, по словам представителя ЦРПТ, практика показывает, что производство, оснащенное современными упаковочными линиями, может быть адаптировано для маркировки сравнительно легко, при минимальном уровне затрат.

В пресс-службе Минсельхоза пока не ответили на запрос «Открытых медиа».

Согласно исследованию BusinesStat, в 2018 году объём продаж минеральных и питьевых вод в России увеличился до 7,55 млрд литров. Если на каждую литровую бутылку наклеить марку стоимостью 50 копеек (именно столько стоит один код маркировки), получится сумма в 3,8 млрд руб.

Кто будет маркировать

Именно ЦРПТ займется маркировкой воды, если правительство примет соответствующее решение (пока дата старта проекта по маркировке не определена). Компания была создана для того, чтобы сделать товарный рынок России более прозрачным и избавить его от контрафакта. 50% ЦРПТ принадлежит структурам Алишера Усманова, по 25% — госкорпорации «Ростех» и структурам венчурного инвестора Александра Галицкого.

Маркировка товаров вводится поэтапно. Сейчас ЦРПТ ставит штрих-коды на табак, обувь, шубы. С 1 июля 2019 года началась обязательная маркировка обуви, а также регистрация аптек и медицинских организаций в системе «Честный знак» для работы с лекарствами из перечня высокозатратных нозологий (дорогостоящие препараты для лечения редких заболеваний).

В ЦРПТ отмечают, что маркировка не сказывается негативно на цене продукции для конечного потребителя. «Об этом свидетельствует опыт тех отраслей, где обязательная маркировка уже введена, например на рынке сигарет или шуб», — говорит представитель ЦРПТ.

 

Источник: openmedia.io

 

Вступить в союз